Интервью: Владимир Шаинский о Гара Гараеве и учебе в Баку

Песни, написанные Шаинским, входили в репертуар оркестров Леонида Утесова, Эдди Рознера, Рашида Бейбутова, Ружены Сикоры, Гелены Великановой, Владимира Трошина. Среди его известных произведений - это и опера "Трое против Марабука", и мюзиклы "Путешествие Нильса", "По сказкам и континентам", "Восьмое чудо света". Но наибольшую популярность Шаинскому принесли его песни к мультфильмам и киносказкам. Среди них "Трям, здравствуйте!", "Чебурашка", "Крошка Енот", "Финист, ясный сокол", "Анискин и Фантомас", "Мама для Мамонтёнка", "Антошка" и многие другие. Интересно, что Шаинский также автор песни "Мы начинаем КВН".

Будущий автор песен-хитов, любимых миллионами мальчишек и девчонок, а также их родителями, родился в Киеве в еврейской семье. Отец Володи, Яков Борисович, был инженером-химиком, мама, Ита Менделевна – учителем биологии. Когда он появился на свет, родители были еще студентами. Вскоре они расстались – Володя остался жить с мамой.

Картинки по запросу шаинский юность

Музыкой Шаинский занимался с раннего детства – вначале учился играть на скрипке в школе при Киевской консерватории, затем, в эвакуации, - в консерватории Ташкента. После войны окончил оркестровый факультет Московской консерватории – опять же, по классу скрипки. Очень хотел поступить на композиторский. Но тогда существовало негласное распоряжение сверху: евреев на него не брать.

Осуществить свою мечту Шаинскому удалось только в Баку: в 1962 году поступил, а в 1965 году окончил композиторский факультет Бакинской консерватории имени Узеира Гаджибекова (ныне Бакинская музыкальная академия имени Узеира Гаджибейли) , где занимался в классе народного артиста СССР Гара Гараева.


Картинки по запросу шаинский гара гараев

Об Азербайджане у Владимира Шаинского остались самые тёплые впечатления, ведь Баку был абсолютно космополитичным городом в те времена, да к тому же, молодой Шаинский был заядлым пловцом и рыбаком и Каспий сполна вознаграждал его за эту страсть. 

В те годы существовал негласный запрет: евреев на композиторский факультет не принимали. Он окончил консерваторию, однако, чтобы зарабатывать на жизнь, вынужден был играть в ресторане на скрипке, выступал вместе с Леонидом Утесовым, а еще преподавал в музыкальной школе, работал оркестровщиком, композитором, музыкальным руководителем различных эстрадных оркестров. Однако, молодой талант не был оценен по достоинству. Владимир Шаинский всегда ощущал в себе неистребимое желание сочинять музыку. Но понимал - для того, чтобы стать профессиональным композитором, ему не хватает «базы». Он ждал чуда…

Чудо

"И это чудо произошло! – вспоминает Шаинский в одном из своих последних интервью.- На одном из концертов в Москве исполнялись произведения молодых азербайджанских композиторов. Я был поражен их высоким профессиональным уровнем. Особенно мне понравился композитор Хайям Мирзазаде, в то время ассистент Гара Гараева. Вот бы у кого поучиться! Нас познакомили.

Картинки по запросу владимир шаинский

Мои первые слова: «Хайям, разрешите мне брать у вас уроки композиции!» - Зачем же у меня? Лучше у моего шефа. - У Гараева? Да он и разговаривать со мной не станет! - А вы попытайтесь. Кстати, он сейчас в Москве. Легко сказать: попытайтесь. У меня долгое время не поднималась рука набрать номера телефона всемирно известного композитора. Наконец набрался смелости, звоню. Подходит его супруга: «Гара Абульфазовича сейчас нет, позвоните позже, и я вас с ним соединю». И вот, не без содействия этой любезной и доброжелательной женщины, состоялся телефонный разговор, определивший мою судьбу.

- Вы хотите у меня заниматься? Покажите свои сочинения. Может бать, вы уже такой мастер, что вам нечему учиться, - дипломатично заметил Гара Абульфазович. Во время показа моих опусов у меня дрожали колени, как у первоклассника. Если бы я услышал слова: «Вам уже нечему учиться», это звучало бы как смертный приговор. Представьте мою радость, когда Гараев сказал: - Вам еще очень и очень многому надо учиться. Я согласен взять вас в свой класс, если вы сдадите на общих основаниях экзамены на первый курс Бакинской консерватории. Заниматься вам придется с утра и до ночи. Так что – никаких посторонних работ, никаких заработков. Сможете ли вы так? Ведь вам 36 лет… Конечно, я был готов заниматься хоть двадцать четыре часа в сутки. Ведь попасть в класс Гараева – все равно, что вытащить счастливый билет лотереи, разыгрываемой только один раз в жизни".

Учеба в Баку и воспоминания о Гара Гараеве

Бросив все, Шаинский в 1962 году уехал в Баку и поступил на композиторский факультет Азербайджанской государственной консерватории имени Гаджибекова (ныне Бакинская музыкальная академия имени Узеира Гаджибейли) - на факультет, который в свое время был закрыт для него в Москве. Когда Владимир Шаинский приехал в Баку, ему было уже 36 лет…В столице Азербайджана он жил и учился три года. Ночи напролет он проводил в консерватории за роялем, создавая фортепианные произведения. Гара Гараев удивлялся такой работоспособности своего ученика.

Похожее изображение

Владимир Шаинский: "Мои самые счастливые годы – и я убежден, что буду так считать до конца своих дней, - это годы учебы в Азербайджанской государственной консерватории у Гара Абульфазовича Гараева. Разница в возрасте учителя и ученика – 8 лет! Необычный случай, не правда ли? Действительно, в этой истории все необычно: и 36-летний студент, и, конечно же, профессор – выдающийся композитор нашего времени, человек неиссякаемой энергии и удивительной душевной щедрости…

И вот, наконец – учеба. Первое, что бросается в глаза в классе, - это атмосфера необычайной при- поднятости, я бы даже сказал, праздничности. Каждый из нас шел на урок, как на праздник, хотя добиться похвалы было ох как трудно. Во всем, что касается школы, овладения тем, что было накоплено тысячелетним музыкальным опытом человечества, Гараев неумолим. Начинающие композиторы обычно склонны увлекаться сложной, «модерновой» музыкой, хвататься за крупные формы, зачастую не овладев еще как следует азами музыкального языка, гармонии, полифонии. По этому поводу мне вспомнились слова Гара Абульфазовича: «Сначала покажите, как вы рисуете нос, а уж потом только – нечистую силу». Творчество самого Гараева – нагляднейший и убедительнейший пример высокой классичности, продолжающей столбовую дорогу мировой музыкальной мысли, классичности, вооруженной самыми современными техническими средствами, при этом окрашенной в яркие и самобытные цвета азербайджанского народного мелоса и, наконец, преломленной через призму могучей, неповторимой личности автора. Но не думайте, что класс Гараева – это «государство творческой диктатуры». Ничего подобного! Для вкусов (если это хороший вкус, конечно) и склонностей ученика – полная свобода! Как добрый садовник, Гара Абульфазович к каждому «ученическому деревцу» ищет особый подход. Как тонкий психолог, он помогает ученику найти собственное лицо. Искусство преподавания композиции, по- моему, сродни искусству врача. Гараев умеет, подобно талантливому доктору, прослушав множество ученических произведений, мгновенно поставить каждому из них диагноз и в двух словах объяснить, как «вылечить» музыку, сделать ее лаконичнее, изящнее, убедительнее. У него необычайно острое и точное чувство музыкальных пропорций, словно выверенное на аптекарских весах. Гараев требует от ученика предельно ответственного отношения к каждому звуку сочинения. Он безжалостен к случайному материалу, который иногда появляется в процессе «заполнения формы». Особенно иронично его отношение ко всяким украшательским, чисто внешним приемам в серьезной музыке. В таких случаях он обычно говорил: «Если вам очень дорог этот кусок, приберегите его для другого случая, напри- мер для музыки к плохому кинофильму». Что и говорить, учиться у Гараева, да и вообще в консерватории, было трудно. Уровень преподавания и знаний студентов Азербайджанской государственной консерватории, носившей имя Узеира Гаджибекова, был высоким, и я всегда с благодарностью вспоминаю преподавателей всех дисциплин, а также моих товарищей – студентов гостеприимного Баку. Несмотря на огромное физическое и нервное напряжение, несмотря на постоянный (и законный) трепет перед любимым профессором, я, честно говоря, за годы учебы помолодел во всех отношениях. И неудивительно! Ведь учиться у Гараева, общаться с ним – поистине наслаждение! По-европейски сдержанный, всегда одетый с безупречным вкусом, не склонный к внешней фамильярности, нетерпимый к бестактности, глупости и ее родной сестре – многоречивости, он производит впечатление натуры не очень доступной. Но уж если удается вызвать его на доверительную беседу, то словно черпаешь из источника мудрости, остроумия и афоризмов. Эрудиция его и широта интересов – необъятны. Знания – энциклопедичны. Поражаешься его терпению, спокойствию и демократизму с окружающими. И в то же время – какая высокая требовательность! Как-то один студент сказал: «Гара Абульфазович! Мое сочинение разрастается. Боюсь, соната получится». Гараев ответил: «Не бойтесь. Не получится». Да, его не назовешь добреньким. Но сколько людей испытали на себе его подлинную человеческую доброту! В важном и справедливом деле Гараев всем готов помочь. Для меня он сделал больше, чем кто-либо за всю мою жизнь. Еще с древних времен для людей слово «учитель» - самое святое. Годы учебы для меня как бы продолжаются. Я всегда и навсегда – ученик Гараева! И я хочу поклониться до земли любимому композитору и в его лице мудрому и доброму Азербайджану!"

Картинки по запросу шаинский юность

Остров Наргин

Интересно, что питался студент одной рыбой, которую сам же вылавливал в Каспийском море, ведь денег будущему композитору не хватало. Шаинский оказался опытным подводным охотником-рыболовом и великолепным пловцом.

"С питанием было все в порядке. Баку был замечательным и дружелюбным городом, все соседи и даже незнакомые люди друг другу помогали. Я очень любил спорт и, особенно, плавание и рыболовство. Учась в Баку, любил в одиночку выплывать на лодке на выходные на островок Наргин на Каспии. Причем часть пути преодолевал вплавь, привязав к руке ружье и пакет с едой. Мне это доставляло особое удовольствие", - вспоминал позже Владимир Шаинский.

За время бакинской учебы композитор создает свои первые произведения, в 1963 году - струнный квартет, а в 1965 году - симфонию. А еще он увлекся модным в те годы джазом и играл в кинотеатре "Низами". В тот же период начал писать и песни.
В год окончания Бакинской консерватории в радио эфире прозвучали две песни Шаинского в исполнении никому неизвестной тогда певицы, студентки музыкального училища Аллы Пугачевой – "Не спорь со мной" и "Как бы мне влюбиться". Пугачева стала победительницей конкурса "Мелодии месяца". Одержать победу в этом конкурсе, ей в значительной степени, помог тот выбор, который она сделала, разучив для записи именно эти произведения…

Картинки по запросу шаинский юность

В 1965 году Шаинский возвращается в Москву, полным идей и вдохновения. В Москве он сразу же захотел начал сотрудничество с известным азербайджанским певцом Муслимом Магомаевым. Впоследствии, он исполнил несколько его песен, среди которых были "Моей любви негромкие слова" и "Если разозлишься на меня". А композиция Шаинского "Я люблю тебя" также вошла в репертуар известного азербайджанского певца Рашида Бейбутова.

В 1966 году Владимира Шаинского приняли в Союз композиторов СССР. Так начался творческий путь композитора, подарившего миру более 300 популярных песен, как для детей, так и для взрослых

Владимир Шаинский скончался 26 декабря 2017 года на 93-м году жизни, после продолжительной борьбы с онкологическим заболеванием.

В статье использованы материалы из открытых источников в интернете.

Метки

Поделиться